Category: семья

Титановая свадьба



Существует много всяких обычаев, один из них - отождествлять время со дня свадьбы с каким-то веществом или материалом. Причем соответствие составлено совершенно хаотично, никогда не знаешь, кого, когда и как поздравлять. А ведь можно было просто поставить в соответствие атомный номер химического элемента с прожитыми совместно годами. Тогда 1 год - это Водородная свадьба, 2 года - Гелиевая. И правда, первые годы обычно сопровождаются некой легкостью. 5 лет - это Борная свадьба, 10 лет - Неоновая (очень романтично!). 20 лет - Кальциевая, 25 лет - Марганцевая, 30 лет - Цинковая. Несколько настораживает дата 33 года совместной жизни - Мышьяковая свадьба. 40 лет - Циркониевая, 45 лет - Родиевая, 50 лет - Оловянная. Серебряная свадьба - это 47 лет. А вот до Золотой свадьбы (79 лет) мало кто доживет.

(no subject)

Страшная сказка о крутизне и наворотах

Жил был на свете Иван-Дурак. Жил – не тужил, в науках всяких электронных шарил круто, мелкоконтроллеры с пол-оборота прогал и в навороченный аналог сходу въезжал.

Как-то подумал он: «Я так крут, пора мне в жены царевну брать». Пошел он к царю руку дочки его просить: «Программер я завернутый, железячник классный, в мелкоконтроллерах шарю не слабо, на асме и на сях прогаю, короче, выдавай царевну за меня замуж». Выслушал его царь, в пол-глаза на старенький «Тектроникс» щурясь, да и говорит: «Прежде чем дочку мою замуж за тебя отдать, доказать ты должен, что не лыком шит, а даташитами напичкан, что любую прогу можешь дебагнуть и самый мрачный трабл одолеть». И послал его царь в тридесятое царство на опытное производство крутизну свою доказывать. На самом деле, конечно, просто захотелось царю дешевую рабочую силу поиметь, но сказка-то не о том.

Встретил Иван в тридесятом царстве много разных траблов, один другого завернутей. Но как ни попадется ему мелкоконтроллер какой новый, с таймерами и ацепухами на борту, программнет его Иван одной левой, а в правой все время «Беломор» держит. Крутые прибамбасы к любой шине прикручивает, драйверы виндовые из-под пера так и вылетают стаями, да все не тормознутые, и с железом не режутся, короче, Мелкософту не снилось. И проги попадались ему с логикой завернутой, с тремя стеками виртуальными и рекурсивными вызовами всех и вся, но Иван их все дебагнул с легкостью, даже тулсы дорогие из-за моря не выписывая. А с аналогом так он вообще в миг расправлялся, кондюки и резюки доставая из голенища, а в руке тот самый «Беломор» переминая. Плюнет-дунет – и враз децибелы наладятся, возбуд уйдет и иголки с шин питания уберутся. Но встретилось ему чудо, микруха хитрозавернутая, опер не опер, но о двух головах будет. И маялся с ним Иван три дня и три ночи, даже самому Кирхгоффу вопрос по мылу отправлял, но тот, видно, на даче в то время сиживал, или просто сервак лег – ответа так и не было. Короче, не смог Иван в это чудо въехать, к схеме его грамотно прикрутить.

И вернулся Иван-Дурак на печь свою, и стал он снова чурки кремниевые выпекать, да байки всякие сказывать. Вот такая страшная сказка, а чудо то AD830 зовется.